Пермский Городской Центр Медицинской Профилактики

Не карать, а сдерживать

Как недавно сказал Президент РФ Дмитрий Медведев, несмотря на то, что борьбе с наркотиками уделяется повышенное внимание и даже была принята Стратегия государственной антинаркотической политики до 2020 г., перемен к лучшему пока очень мало. Такова ситуация в стране в целом. Но, можно уверенно сказать, только не в Республике Татарстан. Наркологическая служба здесь, по признанию специалистов, является лучшей в России. В республике не первый год реализуется пилотный проект – тестирование на наркотики, умелая организация которого внесла свою лепту в создание благо получного антинаркотического статуса Татарстана. Предложение главы государства принять закон, обязывающий проведение тестирования на наркотики, обратило внимание ученых, организаторов здравоохранения и политиков на уже имеющийся опыт Республики Татар стан.

На днях специальный корреспондент «МГ» доктор медицинских наук Наиля САФИНА встретилась с главным внештатным специалистом наркологом Министерства здравоохранения Республики Татарстан, главным врачом Республиканского наркологического диспансера, за служенным врачом Республики Татарстан Фаритом ФАТТАХОВЫМ. Предлагаем вашему вниманию их беседу.

– Фарит Завдатович, многие руководители одного с вами ранга и выше пока еще не представляют, как подступиться к решению проблемы тестирования на наркотики, настолько для всех она нова и неоднозначна. Не этим ли обусловлена возникающая порой агрессия ваших оппонентов, которые с регулярной периодичностью критикуют стратегию подхода к этому вопросу в республике, в том числе и отрицая необходимость проведения этой процедуры?

– Во-первых, как совершенно правильно считает директор Национального научного центра наркологии Минздравсоцразви-тия России Евгения Анатольевна Кошкина, уже не время обсуждать: нуж но тестировать или не нужно. Во-вторых, для меня являются очень ценными мнения о нашем опыте таких высоких профессионалов, как главный нарколог Мин-здравсоцразвития России Евгений Алексеевич Брюн, вице-президент Национального наркологического общества Тарас Николаевич Дудко, член Общественной палаты и президент общественного благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании» Олег Зыков, которые высоко оценивают организацию антинаркотической работы в нашей республике. Как система она начала выстраиваться еще с 2000 г. , и, безусловно, в то время, когда ни одно министерство и ведомство практически не хотело участвовать в организации этого дела, нам было тяжело и сложно. В те годы фактически весь груз ответ ственности был возложен на Разию Габдулахатовну Садыкову, воз главившую еще в 2000 г. Республиканский центр профилактики наркомании, а в настоящее время – отдел координации антинаркотической работы аппарата Кабинета министров Республики Татарстан. Хочу обратить внимание на то, что еще до создания службы наркоконтроля в 2003 г. , у нас уже была выстроена своя система антинаркотической работы, то есть уже было понимание и осознание эпидемии наркомании на уровне государственной проблемы.

– С чего и как в республике началось проведение тестирования на наркотики? Вы, в отличие от других регионов, уже владеете истори ей вопроса, которой интересно поделиться.

– Мы – единственная территория в России, которая проводит тестирование в таком большом масштабе. В 2007 г. на заседании Совета безопасности Президент Татарстана поставил цель в течение учебного года провести осмотр на предмет выявления употребления наркотиков всех учащихся, студентов и лиц, призываемых на военную службу. И только за один 2008 г. нами было протестировано порядка 260 тыс. лиц вышеназванного контингента. А вообще всё началось даже раньше, в 2006 г. , хотя еще и до 2006 г. в некоторых городах Татарстана, в частности в Набережных Челнах, некоторые вузы на грантовой основе проводили усилиями наших наркологов такое тестирование. Надо сказать, что полученные результаты впервые были доложены на коллегии министров, в работе которой участвовал в то время еще будущий Президент республики Рустам Минниханов, который и подхватил эту идею. Сразу же после этой коллегии, буквально по горячим следам, Рустам Нургалиевич поставил задачу: проанализировать и рассмотреть имеющийся опыт тестирования и по возможности распространить его на всей территории республики. Была создана рабочая группа, в которую включили Министерство образова ния, Совет ректоров вузов, Совет директоров средних спе циальных учебных заведений, Министерство здравоохранения, проку ратуру и Министерство юстиции, ставшее ответственным за подготов ку пакета документов. В течение всего одного месяца на основании постановления кабинета министров и решения антинаркотической комиссии были изданы приказы Министерства здравоохранения и Министерства образования, которые расписывали процедуру тестирования. Я считаю, что в нашей республике с самого начала действующее законодательство было соблюдено по всем правилам.

– Как я понимаю, при процедуре тестирования должны выдерживаться два принципа: первый – добровольность и второй – соблюдение врачебной тайны. Как удалось их совместить?

– Добровольность мы фиксируем на бланках-заявлениях. А данные о тех, кто выявлен как потребитель наркотиков, остаются в медицинском учреждении у врача-нарколога и ни кому не выдаются, кроме самых близких людей – родителей.

– А если, например, студент оказался иногородним, родителей вызываете?

– В этом случае результаты отдаем непосредственно студенту, и тогда даже родители остаются в неведении о выявленном факте употребления наркотиков.

– В Татарстане практически всегда существовала установка охватывать тестированием едва ли не все 100% учащихся и студентов. Кто-то еще должен был помогать врачам-наркологам?

– Да, нагрузки всегда были и остаются немалыми. Всего нами протестировано более 700 тыс. учащихся и студентов, выявлено 1 тыс. потребителей наркотиков. Ранее мы привлекали не только педиатров, но и врачей других специальностей из соматических поликлиник, для которых проводили обучающие семинары. Нужно отметить, что среди школьников, уличенных в употреблении наркотиков, нет наркозависимых, которым бы требовалось лечение в наркологиче ских диспансерах или центрах реабилитации. Для таких детей состав ляются специальные программы психокоррекции, в рамках которых врачи и психологи занимаются с ними около года, при чем в течение всего этого времени дети регулярно сдают анализы. Около 60% из всех выявленных лиц снимаем с профилактического наблюдения через год, 20% избегают наркологического контроля и, как следствие, остаются на учете, и еще 20% выпадают из поля зрения, причем не исключено, что впоследствии именно они становятся больными наркоманией.

– В Интернете гуляют высказывания ваших оппонентов о 0,0014% выявленных в Татарстане потребителей наркотиков путем тестирования и, как итог, сумме в 70 тыс. руб., в которую выливается поиск одного лица, употребившего наркотики. Фарит Завдатович, а из чего все-таки складывается оценка эффективности проведенного тестирования?

– Во-первых, цитируя Президента РФ Дмитрия Медведева, что «тестирование на наркотики – это не карательная мера, а мера сдерживания», подтвержу, что, действительно, тестирование играет некоторую устрашающую роль и не дает цифре в 0,0014% вырасти. Для нас это очень хороший показатель, который остается стабильным на протяжении длительного времени. Согласно мировой практике, есть такая практическая формула, как «1х10», то есть 1 наркоман вовлекает в процесс употребления наркотиков еще 10 человек. Исходя из этого, цифра 0,0014% не такая уж и малая. Она может привести к взрывообразному росту.

В связи с этим хочу напомнить ситуацию по так называемой дезоморфиновой наркомании. Если в начале 2010 г. она фиксировалась в 20 регионах России, то на сегодняшний день – уже в 70. Только в Чеченской Республике за прошедший год зафиксировано 65-кратное увеличение употребления дезоморфина. Меня впечатлили данные коллег из Астрахани о том, что на начало 2009 г. у них на учете со стояло 36 человек, через 3 месяца – уже 68, в середине года – 173, осенью – 221, а в конце года – 368 человек. Вот что такое социально опасная прогрессия в наркологии! Вот сколько молодых людей подошли к краю пропасти!

Что касается финансовых затрат, то мы их подсчитали следующим образом. Лечение одного больного наркоманией с 6-месячной реабилитацией стоит до 120 тыс. руб. Мы не допустили до болезни тысячу потребителей, затратив при этом 70 млн руб., но в то же время сэкономили для республики и всей нашей страны 200 млн руб.

– Как вы сказали ранее, на сегодняшний день Республика Татарстан – это единственная территория в России, которая длительное время проводит тестирование в масштабе, не сопоставимом с другими регионами. Но до тех пор, пока в этом году на заседании президиума Госсовета в Иркутске не была поднята эта проблема, опыт тестирования в Татарстане не казался настолько актуальным, каким он признан в настоящее время. Может, в республике действуют еще какие-то проекты, пока недостаточно известные за ее пределами?

– Что касается оказания помощи явно наркозависимым, то нами выстроена целая система оказания им помощи, которая представлена цепочкой из нескольких звеньев. Самое первое звено – это этап оказания доврачебной помощи, о чем сегодня много говорится. У нас есть низкопороговый центр «Остров». Согласно приказу Министерства здравоохранения Республики Татарстан № 1877 от 19.12.2003 такие центры были созданы для обеспечения охвата программами профилактики, наркологической и медицинской помощи группы наркопотребителей, наиболее уязвимой к ВИЧ-инфекции. Низкопороговые центры по праву являются детищем Разии Габдулахатовны Садыковой, которая сама довольно часто на вещает в них своих подопечных. Так вот, для начала мы посмотрели опыт за рубежом, как у них организованы аналогичные центры, почитали литературу нужного профиля. К доступным центрам можно отнести и медико-социальные бюро. Эти учреждения имеют низкий порог вхождения в них наркозависимых для получения какого-либо вида услуг. Мы не относимся формально к делу, предостав ляя одну-единственную услугу в виде пункта обмена одноразовых шприцев, но, конечно же, это является главным поводом для того, чтобы наркопотребитель пришел к нам. В наших центрах есть, например, душевая, где можно не только помыться, но и постирать белье в машинах. При этих цен трах существуют даже пункты обмена одежды на новую. Наркопотребитель здесь всегда может попить чай, посмотреть теле визор, попутно сдать анализ крови на ВИЧ и инфекционный гепатит, а также получить консультативную помощь. По утверждениям сотрудни ков низкопороговых центров – а это психологи, социальные работники и добровольцы из бывших наркоманов – необходимо от 2-3 месяца для того, чтобы пришедшие наркопотребители привыкли к обстановке, стали здесь «своими». После того, как у них сотрудниками центра сформируются мотивация на отказ от наркотиков и потребность к лечению, подключаемся мы, специалисты Республиканского наркологиче ского диспансера, в котором много лет подряд используются лечебно-реабилитационные программы.

Нужно отметить, что реализация вышеназванного проекта была начата при поддержке представительства в Российской Федерации ведущего международного агентства – Управления ООН по борьбе с наркотиками и преступностью. В определенной степени финансовыми ресурсами и подбором помещений помогла наша Республиканская антинаркотическая комиссия.

– Общаясь с вами не первый раз, вижу, что вы искренне цените внимание правительственных и других государствен ных структур к наркологической службе в республике...

– Конечно, успехи наркологии в Татарстане – это динамичное взаимодействие на всех уровнях различных министерств и ведомств, среди которых министр здравоохранения республики Айрат Фаррахов играет ключевую роль, разделяя с нами проблемы медико-социальной реабилитации больных наркоманией. Айрат Закиевич с одобрением отнесся и к идее создания в ближайшем будущем федерального Приволжского образовательного центра для специалистов, работающих в области наркологии, зная, что у нас есть чему поучиться.

– В медицине профессиональные династии не редкость, а скорее добрая традиция. Знаю, что и в вашей семье, Фарит Завдатович, дети пошли по стопам отца…

– Старший сын Вильдан, сам уже отец двоих детей, возглавляет реабилитационный центр Республиканского наркологического диспансера в селе Большие Ключи Зеленодольского района. Дочь Алия за вершает учебу в Казанском государственном медицинском универси тете по специальности «социальная работа». Наша семейная традиция продолжается, и я этим очень горжусь.

Медицинская газета № 77 от 7.10.11